major_fon_skripka (majorfonskrip) wrote,
major_fon_skripka
majorfonskrip

Мечта: что это и зачем нам нужно? Часть 13. Откуда произошло слово "мечта"

По-житейски мечта известна и понятна каждому. В то же время приходится констатировать, что в науке проблема мечтаний на сегодняшний день разработана слабо. В 1987 г. зарубежный ученый Эрик Клингер в статье "Сила мечты" указывает на недостаточное внимание, которое уделяется учеными проблеме мечты и констатирует, что "среди психологов до сих пор нет единого определения понятия "мечта".

К сожалению, со временем ситуация не меняется. И спустя 20 лет, в 2007 г. отечественный исследователь Т.В. Юрьева повторяет вслед за западным психологом: "Достаточно сказать, что проблеме мечты специально не посвящено ни одной монографии, в учебниках психологии мечта кратко рассматривается в главе о воображении; в периодических изданиях статьи, посвященные мечте, касаются лишь отдельных ее аспектов".

"В результате, – продолжает Юрьева, – слабо изученными остаются побудительные механизмы мечтаний; неопределенно само понятие "мечта", нет четкого отграничения мечты от других видов воображения, таких как грезы, фантазии, желания и др.; не ясна роль мечты в построении жизненных планов, нуждаются в уточнении функции мечты".

Неясна и этимология слова "мечта", на что указывал еще русский языковед XX в. академик В.В. Виноградов.

Рисунок отсюда



Отметим, что анализ этимологии представляется нам необходимым в рамках социологического анализа феномена мечты. В период античности бытовало мнение, что все слова были созданы когда-то с их точными, божественно-правильными значениями. Но в дальнейшем при переходе в разговорах от человека к человеку утратили свой первоначальный смысл. Выяснение происхождения слова "мечта" представляется необходимым для оптимизации данного понятия как социологической категории, позволяет определить роль и место мечты в сознании разных социально-культурных общностей.

Так, в "Истории слов" В.В. Виноградов ссылаясь на Г.А. Ильинского отмечает следующее: "Проф. Г.А. Ильинский предполагал в слове мьčьta корень *mĭk- и сопоставлял его с cumikat, mìcnut', вл. mikać "моргать", mik "мгновение ока". "По всей вероятности, сюда же относятся не только с. zamákníti "прийти в восторженное состояние", но и р. мекать, на-мекать, с-мекать (из *-mĕkati, на-мек, п. na-pomknąć "намекнуть" (из – mьknoti). Эти слова получили свой теперешний смысл через посредство значения "подмигнуть, неясно и неопределенно указать" (Ильинский, Славянские этимологии 1918, т. 23, кн. 2, С. 184). По-видимому, с этим же корнем связано и лат. micare — "трепетать, шевелиться, мерцать". По мнению Г.А. Ильинского, "mьčьta и ее родичи выйдут из состояния изолированности, если мы допустим, что "центром значения" этого слова было "нечто (неопределенно и неясно) мигающее или мерцающее": из такого значения одинаково легко могли развиться как "призрак, видение, наваждение", так и "фантазия, неопределенная и неясная мысль". С этой точки зрения станет понятным и значение "испещрение", которое имеют иногда русск. мьчьтъ, мьчьтание в соответствии с πορκιλία греческих оригиналов".

Аналогичным образом выводит этимологию мечты и Макс Фасмер: "В народн. речи также: "видение, призрак, умопомрачение" (Мельников 5, 251), мечта́ть, др.-русск. мьчьтати "мечтать, воображать", мьчьта "грезы", ст.-слав. мьчьтъ φαντασία (Супр.), сербохорв. ма̀шта – то же. Другая ступень чередования: в.-луж. mikać "мигать, прищуривать, мерцать, сверкать", н.-луж. mikaś. || Родственно лат. micō, -ārе "трепетать, болтаться, сверкать, мерцать".

Щрилев М.Н. "Даренкины мечты"


Отечественный лингвист, один из ведущих ученых в области этимологии славянских языков и славянской ономастики О.Н. Трубачев более подробно приводит этимологию слова мечта:
"Mьсьta: цслав. МЪЧЬТА ж.р. болг. мечта 'то, о чем человек мечтает; мечтание (БТР), макед. мечта ж.р. "мечта, греза" (И-С; Кон.), сербохорв. masta ж.р. phantasia, incantatio (RJA VI, 514 с помет, "из русск."), др.-русск. мъчьта, мечьта "мечта, воображение" (Гр. Наз. толк. Ник. Ир. XIV в.), "наваждение" (Пов. вр. л. 6579 г. и др.) (Срезневский П, 235-236), мечта (59, 60 об.) (Творогов 80), мечта ж.р. "наваждение, призрак" (1091 – Переясл.л. 51), "колдовство, чародейство" (1071 – Лавр, л., 175), "воображение, представление, фантазия" (1071 – Лавр, лет., 180), (СлРЯ XI—XVII вв., 9, 135), русск. мечта ж.р. "создание воображения, что-н. воображаемое, мысленно представляемое; мысленный образ чего-н. сильно желаемого, манящего, предмет желаний, стремлений; о чем-л. нереальном, несуществующем или неосуществимом" (Ушаков II, 205), мечта ж. действ, по знач. гл., "всякая картина воображения и игра мысли; пустая, несбыточная выдумка, призрак, видение, мар"' (Даль II, 844-845), диал. мечтa "мысль, дума" (Картотека Псковского областного словаря), мечта ж.р. "дума, мысль" (Словарь вологодских говоров, 4, 84).
Другая ступень чередования гласной корня отражена в в.-луж. mikac "мигать, прищуривать, мерцать, сверкать", н.-луж. mikas.
Слово образовано с суф. -ьta от гл. *mikati.
Родственно лат. mico, -are "трепетать, болтаться, сверкать, мерцать"
Любопытна география слова, объединяющая ст.-слав., др.-русск. и русск. языки".

Анализируя этимологию слова "мечта", С.А. Сергеев приходит к выводу, что "этимология обозначающего знака концепта мечта отражает механизм формирования концепта, служит основой для его дальнейшего развития и позволяет выявить образ, лежащий в основе номинации, признаки которого не исчезли бесследно, а, тесно переплетаясь с другими признаками, играют важную роль в языковой объективации данного концепта. Небольшой экскурс в историю формирования слова мечта показывает, что постепенно выделяются отдельные значения, имеющие четкие условия реализации, о которых можно говорить как о лексико-семантических вариантах слова. Очевидно, что слово мечта расширяет свою семантику – выделяются отдельные значения, контекстуально ограниченные от остальной части" .
Немаловажным аспектом является исследование этимологии слова "мечта" в других языках, вкратце отметим наиболее значимые моменты:

В большинстве распространенных языков мира мечта омонимична с понятием сна. Так, в английском языке мечта и сон обозначаются словом "dream", значительно реже мечта именуется "daydream" или "reverie". Определить, о чем идет речь можно либо по предложным дополнениям (dream about - сниться, dream of – мечтать), либо по контексту. В "Истории английского языка" приводится краткая этимология слова "dream": dream 'сон, мечта' восходит к древнеанглийскому dremen "радость, музыка" (по другим источникам "счастье"), под влиянием однокоренного скандинавского слова draumr "сон, мечта" значение древнеанглийского слова изменилось" . "Reverie", в свою очередь, происходит из старо-французкого "reverie", что значит "бредить, расстройство сознания" и от "resver" ("мечтать, вожделеть, бредить") . В значении "мечта" reverie впервые было употреблено в 1650 г.

В итальянском и испанском языках сон и мечта обозначаются соответственно "sogno" и "sueño" и являются заимствованными от латинского "somnium" (сон, сновидение).
Особого внимания заслуживает анализ концепта "мечта" в латинском языке. Единственное словосочетание в латинском языке, соответствующее русскому слову мечта – это imāgō cōgitātiōne ficta, т.е. картина, воссозданная воображением.

В значение "мечта" могут употребляться слова и словосочетания:
1) somnium, ī n сон, сновидение; игра воображения, вздор;
2) opiniō, ōnis f мнение, взгляд, представление, предположение; ожидание; надежда (расчеты); предубежденность, предрассудок или воображение, фантазия;
3) phantasma, atis n мысленный образ, представление; призрак, видение;
4) speciēs, eī f взгляд, взор; вид, внешность, наружность, образ; видение, явление, призрак; представление, понятие, идея;
5) visum, in зрительное впечатление, представление, видение, образ; изображение; плод воображения, образ;
6) vīsiō, ōnis f видение, явление; представление, образ, понятие;
7) spectrum, ī n представление, мысленный образ; (при)видение;
8) ālūcinātiō, ōnis f бессмысленная болтовня, бредни, несбыточные мечты;
9) imāgō falsa вымышленный ( мнимый) образ, картина;
10) imāgō vāna мнимый (призрачный, воображаемый) образ;
11) vāna spēs мнимое (призрачное, воображаемое) чаяние.

В словаре И.Х. Дворецкого слово "мечта" в именительном падеже единственного числа не встречается. Форма именительного падежа множественного числа – мечты – встречается в трех местах: в слове "ālūcinātiō", а также в словарных статьях существительного "optātum" и глагола "cadere" :
1) optātum, īn желаемое, желание: optāta furiōsōrum несбыточные мечты, бредни;
2) cado, cecidi, casurus, ere падать; сваливаться; выпадать; (о небесных светилах) заходить; падать, погибать; выпадать на долю, доставаться: vota cadunt Tib желания исполняются, но: omnia vota cadunt Prp все (мои) мечты рушатся.

Автор Артем Чебохи


Помимо приведенных значений слова "мечта" и "сон" также омонимичны в немецком, японском, арабском и многих других языках. Однако в славянских языках мечта и сон имеют различные значения.
Объяснить данный феномен довольно сложно. Так, О.Н. Трубачев, заметил, что "слово тьcьtа относится к той категории слов, семантическое наполнение которых меняется с изменением культуры".

Особое внимание в попытке понять истоки столь разного восприятия мечты объяснимо с позиции В. Гумбольта. Согласно концепции немецкого мыслителя-гуманиста, создателя теоретических основ науки о языке Вильгельма фон Гумбольдта, в силу самой природы человека язык изначально связан с мышлением именно как общественное явление. "Слово, вызывая представление о предмете, затрагивает (в соответствии с особенностями своей природы и вместе с тем особенностями объекта, хотя часто и не заметно) соответствующее своей природе и объекту ощущение, следовательно, непрерывный ход мыслей человека сопровождается такой же непрерывной последовательностью восприятий, которые по степени и по оттенку определяются, прежде всего, представляемыми объектами, согласно природе слов и языка. Объект, появлению которого в сознании всякий раз сопутствует такое постоянно повторяющееся впечатление, индивидуализированное языком, тем самым представляется в модифицированном виде" . Каждый конкретный язык непосредственно связан с менталитетом говорящего на нем народа.

Согласно Гумбольдту язык неотделим от человеческой культуры и представляет собой важнейший ее компонент. По словам Гумбольта: "Нельзя себе представить, чтобы сознание языка начиналось с обозначения словами предметов, а затем уже происходило соединение слов. В действительности речь строится не из предшествующих ей слов, а, наоборот, слова возникают из речи". В то же время любая речь членится на слова; "слово образует границу, вплоть до которой язык в своем созидательном взаимодействии действует самостоятельно". То есть слова уже даны говорящему языком, тогда как "для предложения и речи язык устанавливает только регулирующие схемы, предоставляя их индивидуальное оформление произволу говорящего" .

В связи с внутренней формой языка Вильгельм фон Гумбольдт затрагивает проблему, которая позже стала трактоваться как различие значения и смысла слова. С точки зрения образования понятия "слово – не эквивалент чувственно воспринимаемого предмета, а эквивалент того, как он был осмыслен речетворческим актом в конкретный момент изобретения слова. Именно здесь – главный источник многообразия выражений для одного и того же предмета… Язык представляет нам не сами предметы, а всегда лишь понятия о них" .

Такой способ образования понятий характерен для каждого народа, поэтому "влияние национального своеобразия обнаруживается в языке… двояко: в способе образования отдельных понятий и в относительно неодинаковом богатстве языков понятиями определенного рода". Здесь Вильгельм фон Гумбольдт исходил из разных уровней развития зыков, который проявлялся не только в звуковой форме, но и в образовании понятий.

Продолжатели идей Гумбольта Л. Вайсгербер, Й. Трир, Х. Глинц, Х. Хольц, Г. Ипсен, П. Хартман и др. сформулировали следующие положения:

1) язык определяет мышление человека и процесс познания в целом, а через него – культуру и общественное поведение людей, мировоззрение и целостную картину мира, возникающую в сознании;

2) люди, говорящие на разных языках создают различные картины мира, а поэтому являются носителями различной культуры, различного общественного поведения;

3) язык не только обуславливает, но и ограничивает познавательные возможности человека;

4) от различия языков зависит не только разница в содержании мышления, но и различие в логике, характере (типе) мышления.


Таким образом, наши мысли определяются языком, на котором мы говорим, иначе говоря, язык определяет сознание, но и язык меняется соответственно переменам в социальной реальности.

Используя концепцию Гумбольта и представления его последователей, можно заключить, что мечте придавалось разное значение в определенных культурах. Наличие в языке наименования для конкретного предмета указывает на особое внимание к последнему. Поэтому в славянских языках слова "мечта" и "сон" имеют отдельные наименования, т.к. сон рассматривается скорее как физический акт, а мечта – психологический. Другими словами, чтобы не идеализировать сон и не приземлять мечту, данные понятия не стали омонимичными.

Источники.

Klinger E. The power of daydreams // Psychology Today Vol. 21(10) Oct 1987, Р. 36-44.
Юрьева Т.В. Влияние мечты как модели будущего на личностно-профессиональное развитие студента: автореф. ... канд. псих. наук. Тамбов, 2007.
Виноградов В.В. Мечта. – Режим доступа: http://etymolog.ruslang.ru/vinogradov.php?id=metschta, свободный.
Фасмер М. Этимологический словарь русского языка: В 4-х т. Т. 2: Пер. с нем. — 2-е изд., стереотип. — М.: Прогресс, 1982. – С.263-264
Этимологический словарь славянских языков: Праславянский лексический фонд / под ред. Трубачева О.Н. Выпуск 21. – М.: Наука, 1994. – С.90-91.
Сергеев С.А. Особенности объективации концепта мечта в русской языковой картине мира: автореф. ... канд. фил. наук. Кемерово, 2005.
История английского языка // Введение в германскую филологию: Учебник для филологических факультетов. / Арсеньева М. Г., Балашова С. П., Берков В. П., Соловьева Л. Н. – 5-е изд., испр. и доп. – М.: ГИС, 2006. – 320 с.
Almond J. Dictionary of Word Origins: A History of the Words, Expressions and Cliches We Use. Secaucus, NJ : Carol Pub. Group, 1995. – 286 р.
Дворецкий И.Х. Латинско-русский словарь // 11-е изд. стереотип. – М.: Русский язык – Медиа, 2008. – 848 с.
Зубкова Л. Г. Лингвистическое учение конца XVIII – начала XX в.: Развитие общей теории зыка в системных концепциях. Монография. М.: Изд-во УДН, 1989. – 212 с.
Гумбольдт В. фон Избранные труды по языкознанию: Пер. с нем. под ред., с предисл. Г.В. Рамишвили. М.: Прогресс , 1984. - 397 с.
Алпатов В. М. История лингвистических учений. Учебное пособие. – 2-е изд., испр. – М.: Языки русской культуры, 1999. – 368 с.
Ефремова Т.Ф. Новый словарь русского языка: Толково-словообразовательный: Св.

Tags: Мечта, Наука
Subscribe

Posts from This Journal “Мечта” Tag

promo majorfonskrip november 13, 14:49 5
Buy for 10 tokens
Пришло время дополнить старый материал от ноября 2015 г. О некоторых существах информации стало на порядок больше, добавила новых существ. Добавленная информация выделена курсивом. https://majorfonskrip.livejournal.com/48529.html Основным источником новой информации стала книга Й.В. Громанна…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 55 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →